Терамонстр: первый тест большого кроссовера Volkswagen Teramont

Терамонстр: первый тест большого кроссовера Volkswagen Teramont

Генетические опыты над легковыми автомобилями, которыми увлеклись в концерне Volkswagen, дали неожиданный результат: на гольф-платформе выращен монстр. Большой кроссовер Volkswagen Atlas уже продается в Америке, а в конце 2017 года появится и у нас, но под другим именем — Teramont. Чтобы поездить на американском Атласе и представить, каким будет его российский клон, я отправился в Техас.

Гольф-класс? Ей-богу, нас дурят! Огромный Volkswagen Atlas выглядит так, словно построен на «коммерческой» платформе T5. Причем построен с американским размахом и, пардон, с нарушением субординации. Ведь габаритами (больше пяти метров в длину и почти два метра в ширину!), размерами салона и пассажировместимостью («в базе» здесь семь мест) ­гольфомонстр превосходит топовую модель— Volkswagen Touareg!

Большой Atlas — очередной продукт промышленной «матрицы» MQB (Modularer Querbaukasten — «поперечная модульная платформа»), позволяющей создавать автомобили методом блочного конструирования, как из детского конструктора. 

Так быстрее, дешевле и по-инженерному эффективнее. Параллельно с самой машиной модульная «матрица» прописывает и ее технологический портрет, подсказывая, как адаптировать существующее сборочное производство, — это еще одна статья экономии. Получается, что «матричные» автомобили заметно дешевле тех, что построены с чистого листа? 

В данном случае едва ли: сэкономив на готовых «кубиках», немцы здорово потратились на дополнительную прочностную адаптацию конструкции, ведь Volkswagen Atlas — это самая крупная машина, созданная MQB-матрицей.

Дизайн получился по-немецки сдержанным. Без новомодных икс-фейсов, сложносопряженных плоскостей и асимметричного остекления. Но узнаваемость стопроцентная, потому что нарисована машина фирменными карандашами. В поясной линии и обрамлении колесных арок проглядывают Amarok и Tiguan, а профиль задних фонарей точь-в-точь как у Пассата. В общем, das Auto. И у такого образа будет много поклонников.

Знакомство с Атласом я начал с полноприводной версии, оснащенной V-образной «шестеркой» рабочим ­объемом 3,6 литра и восьмиступенчатой автоматической коробкой передач Aisin. Представив себя послушным ребенком, открыл заднюю дверь (ширина дверного проема в самом просторном месте — 87см!), отодвинул диван и залез на третий ряд. Вернее, не залез, а зашел: чуть пригнул голову и плюхнулся в кресло. Ощущения — сногсшибательные! 

В том смысле, что ноги-то как раз чувствовали себя прекрасно (ступни не зажаты, коленки не расклинены), да и голова не подпирала крышу. Используя эффект амфитеатра, можно следить за дорогой: обзорность впереди прекрасная. 

Настроившись сидеть в позе эмбриона, я искренне удивился простору и тому, что, поворачиваясь, ухитрялся доставать вещи из багажника. Кстати, остаточный размер «кладовки» при семи пассажирах на борту здесь составляет 270 литров — как у маленького хэтчбека.

 
 
 
 

А теперь — внимание! — почувствуйте себя пассажирами бизнес-класса. Это я уже восторженно вещаю с заднего сиденья шестиместного Атласа, в салоне которого стоят раздельные кресла второго ряда. Причем стоят так широко, что запасу личного пространства удивятся даже неизлечимые интроверты. 

Такой вариант салона — опциональный, и доступен он для машин в средней (SE) и дорогой (SEL) комплектациях. Впрочем, «эконом-плюс» с трехместным ­задним диваном тоже божественен. Мягкие, но не топкие подушки сиденья, очень много места для ступней, удобный наклон спинки и непривычный объем воздуха. Шикарно!

Ценители премиум-интерьеров наверняка найдут в салоне Атласа/Терамонта пару-тройку причин для недовольной гримасы. Но ведь на своей исторической родине, в Америке, этот автомобиль позиционируется как сравнительно недорогое и практичное семейное транспортное средство

Прыгаю… Нет, вхожу на водительское место. Прямые линии передней панели напомнили Passat B8, бездонный колодец между передними сиденьями опять пробудил аналогии с коммерческими автомобилями, а увидев перед собой высоченную линию капота, я почувствовал себя водителем американского грузовика. Какая посадка! Даже если поднять сиденье в верхнее положение, над головой остается столько места, что хочется напялить ковбойскую шляпу.

 

 
 
 
 
 

Бензиновый VR6 завелся, едва вздрогнув. Селектор «автомата» тактильными щелчками перескочил в Drive— let’s go! Разгонная динамика — смесь приличного напора V-образной «шестерки» и спрессованных во времени переключений передач «автомата». Рулевое управление легковое, причем во всех смыслах этого слова. 

Усеченная снизу баранка отлично лежит в руках, причем усилия на ней оказались значительно меньше ожидаемых. Отклики на работу рулем точные, запаздывания минимальны, а шасси удивило малыми кренами. Визуально я управляю раздутым монстром, а тактильно — легковым автомобилем! Причем не самым плохим.

 

Мультимедийная система похожа на ту, что устанавливается на кроссоверах Skoda Kodiaq. У экрана очень приличная графика, антибликовое покрытие, высокое быстродействие и крупные иконки. А аудиосистема Fender радует отменным звучанием

Мультимедийная система похожа на ту, что устанавливается на кроссоверах Skoda Kodiaq. У экрана очень приличная графика, антибликовое покрытие, высокое быстродействие и крупные иконки. А аудиосистема Fender радует отменным звучанием

Мультимедийная система похожа на ту, что устанавливается на кроссоверах Skoda Kodiaq. У экрана очень приличная графика, антибликовое покрытие, высокое быстродействие и крупные иконки. А аудиосистема Fender радует отменным звучанием

Однако в предельных условиях подводят шины: «универсальный» Continental CrossContact LX Sport слишком рано начинает ­скользить. Зато «автомат» на провокационное дросселирование (это когда хаотично топчешь педаль газа) реагирует индифферентно— скорее всего, в режиме рваного московского трафика большой Volkswagen не будет раздражать запоздалыми и ошибочными переключениями.

На разных по качеству дорогах Техаса подвеска вела себя стоически. Запаса энергоемкости мне хватало везде, замыканий и раскачки на пологих неровностях не возникало, заметных колебаний неподрессоренных масс (я ездил на машине с 18-дюймовыми колесами) не ощущалось. На руле чувствовались мелкие вибрации от гребенки, но ничего ужасного я в этом не вижу. 

Резюме: последние два—три километра до дачи (ну это когда жуть как хочется пива, а валить по колдобинам боязно) das grosse Auto позволит преодолеть быстрее привычного, заметно сгладив пики вертикальных ускорений.

Под полом багажника Атласа — пустота. Но у Терамонта здесь будет лежать докатка

Под полом багажника Атласа — пустота. Но у Терамонта здесь будет лежать докатка
Под полом багажника Атласа — пустота. Но у Терамонта здесь будет лежать докатка

Ложка дегтя — шумы. Вернее, «акустическая непремиальность», на которую среагируют уши эстетов. На высокой скорости (120км/ч и выше) над головой начинает посвистывать ветер, и едва ли не во всех режимах движения по днищу скребется дорожный мусор. На втором ряду дорога слышна сильнее, а на третьем — совсем сильно: главным образом из-за резонансного эффекта от колесных арок.

Полноприводной трансмиссией 4Motion пятого поколения (она работает по схеме torque on demand, подключая заднюю ось) на Атласе управляет поворотная «шайба» — аналогичная той, что установлена на новом Тигуане. 

Фишка — в наличии пользовательских настроек, позволяющих программировать свой собственный «виртуальный» офроуд (читай: регламентировать работу противобуксовочной системы, электронной педали газа и внедорожных ассистентов — для условий, в которых вам приходится вязнуть чаще всего). 

Тарированного «презентационного» бездорожья в Техасе не предлагалось, доступ на частные фермерские угодья перекрывали шлагбаумы, но я все же отыскал дырку в заборе и попробовал заехать по диагонали на заведомо непреодолимый травянистый холм. 

И что вы думаете? Заехал! Причем со страху (This area is protected by Smith&Wesson!) забыв перевести «шайбу» трансмиссии во внедорожный режим. В общем, не чищенные от снега дворы, размытые дачные канавы и плотный песок импровизированных зон отдыха Atlas — то есть Teramont— преодолеет. Тяги хватает, а клиренс здесь 203мм.

Расход топлива на шоссейно-хайвейный круг 200км с элементами импровизированного бездорожья составил 10л/100км. Для машины с бензиновым мотором объемом 3,6 литра это отличный результат.

О двигателе 2.0 TFSI ничего сказать не могу: двухлитровых Атласов в Техасе нам не показали. Но немцы признались, что «даунсайзинговый» 2.0 TFSI, который по американской спецификации развивает 238л.с., для России придушат на целых 20 «лошадок». Дескать, налоговые поблажки, экология, ­бла-бла-бла… Но мое воображение рисует иной расклад. Нагруженный мотор немцы дефорсировали, чтобы обеспечить ему приемлемый ресурс. 

К тому же щадящая программа управления сделает его более терпимым к качеству топлива и масел и поможет легче переносить неквалифицированное обслуживание — для России это все еще актуально. Думаю, есть и маркетинговая причина. Загляните в таблицу с характеристиками (я привожу ее американскую версию, потому что российской пока не существует), представьте себя в роли продавца и убедите человека купить дорогой Teramont с мотором VR6. Как будете отговаривать от двухлитровой «турбы» с близкой отдачей и едва ли не лучшей моментной характеристикой? А вот разница в 60л.с.— это уже аргумент.

Впрочем, пока эти разговоры не имеют смысла, потому что российские прайс-листы и перечни комплектаций сформируют не раньше осени. Заказы на Терамонты дилеры начнут принимать в ноябре, а живые машины появятся в лучшем случае к Новому году. На внутреннем ценовом поле Teramont спозиционируют между моделями Tiguan и Touareg, а в качестве внешнего ориентира будут взяты актуальные цены на автомобили Ford Explorer (на сегодняшний день — от 2,75 млн ­рублей), Honda Pilot (от 3 млн) и Toyota Highlander (от 3,6 млн).

Внешних отличий у нашего Терамонта от заокеанского Атласа будет немного: другой передний бампер, чуть меньше хрома и пара-тройка отделочных штрихов

Добрая весть: американский опционный пакет спроецируют на нас в полном объеме. Это значит, что российские Терамонты можно будет заказать с раздельными сиденьями второго ряда, большим электролюком, кожаной обивкой, парковочным ассистентом, аудиоинтерфейсами (Apple CarPlay и Android Auto), адаптивным круиз-контролем и всей дорожной автоматикой, доступной американцам. В нее входят системы автоматического торможения, удержания в полосе и контроля слепых зон.

Простой Teramont в комплектации S (в Америке такая машина стоит от 33 тысяч долларов) с тканевой обивкой салона, полностью светодиодным головным светом, двухзонным (раздельно для передних и задних мест) ­климат-контролем и мультимедийной системой с 6,5-дюймовым тачскрином у нас тоже будет. И подозреваю, что он окажется самым востребованным. По крайней мере, мои многодетные знакомые не раз говорили, что согласны выкладывать деньги за внутренний простор и удобство, но не хотят переплачивать за навязанные «премиальные» атрибуты.

Роботофобы, выдыхайте: преселективных коробок передач на российских Терамонтах не будет. Завод в штате Теннесcи, откуда к нам повезут большие Фольксвагены, производит машины только с «автоматами», а в российской спецификации — и с полным приводом (переднеприводные Терамонты made in USA ориентированы на местный рынок).

Что с обещанным дизелем? Как говорится, вброс был зачетным. Правда же такова, что в Америке, Китае и на рынках Ближнего Востока такой мотор никому не нужен. А закладывать дизельную модификацию только для России с ее скромными объемами продаж финансово невыгодно. Так что если хотите большой, полноприводный и семиместный семейный «дизель», то улучшайте демографическую ситуацию — увеличивайте рождаемость и повышайте емкость российского рынка. Не забывая зарабатывать достаточно для того, чтобы иметь возможность купить автомобиль по цене квартиры. Иначе — никак.

Константин Сорокин | Авторевю